Редеют ряды Адвокатской палаты



Возбуждено уголовное дело в отношении очередного кировского адвоката, подозреваемого в «посредничестве во взяточничестве, совершенное в крупном размере» (ст. 291.1 ч.3 п.»б» УК РФ) .

О чем сообщила пресс-служба Следственного управления СКР по региону. Как установлено «ВН», предположительно подозреваемым является Виктор Нестеров, чей адвокатский офис находился на улице Спасской 26-б. При том, что до начала адвокатской деятельности Виктор Филимонович являлся сотрудником УФСИН, работая в одной из исправительных колоний поселка Лесной.

По версии следствия, адвокат, осуществляя защиту осужденного, заверил подзащитного, отбывающего наказание, что имеет связи среди сотрудников ФСИН, с которыми сможет договориться о переводе его в колонию-поселение. Обеспечение льготных условий отбытия наказания обойдется клиенту в 200 тысяч рублей, которые будут переданы некому должностному лицу ФСИН. А свою деятельность он оценил в 80 тысяч, плюс 20 на текущие расходы. В итоге 280 тысяч рублей были перечислены на банковскую карту адвоката.

Уголовное дело возбуждено СУ СК РФ по Кировской области, при оперативной поддержке сотрудников УФСБ. Подозреваемый был задержан, после чего суд удовлетворил ходатайство об избрании в отношении него меры пресечения в виде домашнего ареста.

Кстати, как сообщили коллеги подозреваемого, большинство из них крепко неполюбливает выскочек, занявшихся адвокатской деятельностью после службы в силовых ведомствах:

— Пока мы поговорим с клиентом, изучим материалы, оценим и обсудим перспективы, они сразу берут быка за рога: дескать, есть знакомые там и там. Давай деньги, быстро решу твой вопрос. Деньги дают, вопрос не решается. А куда жаловаться пойдешь, если передал купюры из рук в руки? Вот и рассказывают нам, но потихоньку…

Адвокаты пошли косяком?

К четырем годам общего режима за «мошенничество в крупном размере» приговорен Валерий Бакин.

По версии следствия, адвокат Бакин, оказывая услуги родителям осуждённого, обещал смягчить наказание в апелляционной инстанции. Но, когда приговор устоял, сообщил клиентам о наличии знакомых в правоохранительных органах, готовых за взятку поспособствовать переводу зека в колонию-поселение, а затем и условно досрочному освобождению. Свою работу он оценил в 850 тысяч рублей, но никаких попыток дать мзду не совершал. В 2016 году, перед рассмотрением ходатайства осуждённого об условно-досрочном освобождении, Бакин потребовал дополнительную сумму под предлогом передачи денег в качестве взятки сотрудникам суда.

По версии самого Бакина, возбуждению в отношении него уголовного дела дала толчок работа по защите «одной муниципальной служащей», которую обвиняли в «растрате должностным лицом» более ста тысяч рублей, но «дело удалось развалить».

Как пояснил Бакин, его бывший клиент, в уголовном деле он потерпевший, даже не обращался в полицию или в Адвокатскую палату не то, что с письменным, а даже с устным заявлением.

— С родственниками осуждённого я общался три года, причём, за все время не услышал ни одной претензии или жалобы. Было единственное осложнение — подопечный плохо рассчитывался, ссылаясь на отсутствие денег. А история с УДО не выдерживает никакой критики: сын клиента подал заявление в суд об условно досрочном освобождении, но накануне заседания получил взыскание, что было несовместимо с его освобождением.

А, далее, как рассказал Валерий Васильевич, начались удивительные вещи: клиент в полицию не обращался, но, когда пришло время рассчета, материалы дела оказались в ФСБ:

— Знаю, что на одном допросе мой клиент говорил, что слишком много заплатил — хотя не отдал и половину суммы, и тут же возникло дело о «мошенничестве». А его сын волшебным образом оказался на свободе. Кому и какие деньги я обещал передать как взятку за ослабление режима или за УДО, — мне не известно.

В начале лета Бакин заявил ходатайство о возвращении своего уголовного дела для «устранения недостатков». Однако в ответ на ходатайство суд лишь продлил адвокату до 4 ноября текущего года меру пресечения в виде домашнего ареста. Сторона защиты Бакина уверенно утверждала, что
в уголовном деле адвоката четко прослеживается “избирательный характер”.

Так, якобы обещая передать взятку должностным лицам, чтобы снизить тяжесть наказания осужденному (по версии следствия, адвокат не собирался этим заниматься, намереваясь присвоить деньги себе — Е.О), следствие не проверило непосредственных взяткодателей — супругов, чей сын находился в местах лишения свободы, которые, каждый в отдельности, собирали деньги. И если после устного заявления отца осужденного с него снимается обвинение, то мать заключенного перед законом является взяткодателем.

В конце лета Валерию Бакину изменили меру пресечения с «домашнего ареста» на «взятие под стражу». Контролирующие службы УФСИН утверждали, что адвокат покинул пределы своей квартиры и в момент проверки отсутствовал по месту определенного судом пребывания.

Валерий Васильевич уверял, что весь вечер находился дома, что подтверждает не только его супруга, но и иные свидетели, но суд взял за основу лишь утверждение заявителей, что сработала контролирующая аппаратура. И проверяющие не смогли попасть в адвокатское жилище.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*