Известного кировского адвоката отправили в СИЗО



Изменив Валерию Бакину меру пресечения с «домашнего ареста» на «взятие под стражу»

Как считают контролирующие службы УФСИН, в минувшие выходные адвокат покинул пределы своей квартиры и в момент проверки отсутствовал по месту определенного судом пребывания.

Валерий же Васильевич уверяет, что не нарушал режима, весь вечер находился дома, что подтверждает не только его супруга, но и иные свидетели. Суд же, изменивший меру пресечения Бакину в сторону утяжеления, взял за основу лишь утверждение сотрудников ФСИН, что сработала контролирующая аппаратура. И проверяющие не смогли попасть в адвокатское жилище.

— Весь тот вечер, как и множество других дней и ночей, я не выходил из дома. Более того, считая, что дело мое сфабриковано, опасаюсь любых провокации и ни при каких условиях не полез бы на рожон. То, что в квартиру кто-то ломился — мы с женой конечно слышали, но не открыли дверь непрошеным гостям по той же причине: мне ли, как адвокату, не знать, на какие ухищрения могут пойти люди, перед которыми стоит задача «посадить». И уже несколько месяцев с каждым гостем мы предварительно созваниваемся, определяя время встречи. А тут поздний вечер, кто-то активно пытается войти в дом… Не только я, но и большинство обычных горожан дверь не откроют. Ну, а утверждение, что сработала аппаратура — это лишь слова проверяющих. И почему никто не подумал, что произошёл сбой электроники? После таких ураганов глючило немало систем и агрегатов.

Напомним, что уголовное дело Валерия Бакина, члена Кировской адвокатской палаты, было возбужденного по статье «мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана, в крупном размере» (статья 159 часть 3 УК РФ). По версии следствия, адвокат Бакин, оказывая услуги ранее осуждённому (в составе группы лиц незаконно получали НДС — Е.О), якобы, обещал смягчить наказание в апелляционной инстанции. А когда «приговор устоял», адвокат, сообщив о наличии знакомых в правоохранительных органах, готовых за взятку поспособствовать переводу осужденного в колонию-поселение, а затем и условно досрочному освобождению, взял у родственника осужденного 850 тысяч рублей. Но никаких движений не совершал. В 2016 году при рассмотрении ходатайства осуждённого об условно-досрочном освобождении Бакин вновь стал требовать дополнительную сумму под предлогом передачи денег в качестве взятки сотрудникам суда.

По версии самого Бакина, возбуждению в отношении него уголовного дела дала толчок работа по защите «одной муниципальной служащей», которую обвиняли в «растрате должностным лицом» более ста тысяч рублей:

-Женщина руководила детским муниципальным учреждением, которое из-за отсутствия финансирования больше походило на отхожее место. Всю вину решили сложить на неё, но дело, близившееся к завершению, было так доведено до маразма, что его удалось развалить. Чем, по моему мнению, вызвало сильнейшее недовольство у следствия. И меня начали преследовать, именно преследовать…

Как пояснил Бакин, его бывший клиент (теперь в уголовном деле адвоката он потерпевший) даже не обращался в полицию или в Адвокатскую палату не то, что с письменным, а даже с устным заявлением.

— С клиентом, родственником осуждённого, я общался три года, причём за все время не услышал ни одной претензии или жалобы. Правда, было единственное осложнение — подопечный плохо рассчитывался, ссылаясь на отсутствие денег. А история с УДО не выдерживает никакой критики: сын клиента подал заявление в суд об условно досрочном освобождении, но накануне решения получил взыскание, что было несовместимо с его освобождением.

— А теперь смотрите, продолжает рассуждать Валерий Васильевич, — мой клиент в полицию не обращался, но когда пришло время со мной рассчитаться, материалы дела оказались в ФСБ. Знаю, что на одном допросе мой клиент говорил, что слишком много заплатил — хотя не отдал мне и половину причитающейся за работу суммы, и тут же возникло дело о «мошенничестве», а его сын волшебным образом оказался на свободе. Кому и какие деньги я обещал передать как взятку за ослабление режима или за УДО — мне не известно.

Напомним, что в начале лета Бакин заявил ходатайство о возвращении своего уголовного дела для «устранения недостатков». Однако в ответ на ходатайство суд лишь продлил адвокату до 4 ноября текущего года меру пресечения в виде домашнего ареста для “рассмотрения дела”. Сторона защиты Бакина уверена в том, что в уголовном деле адвоката четко прослеживается “избирательный характер”.

Так, якобы обещая передать взятку должностным лицам, чтобы снизить тяжесть наказания осужденному (по версии следствия, адвокат не собирался этим заниматься, намереваясь присвоить деньги себе — Е.О), следствие не проверило непосредственных взяткодателей — супругов, чей сын находился в местах лишения свободы, которые, каждый в отдельности, собирали на «взятку» деньги. И если после устного заявления отца осужденного с него снимается обвинение, то мать заключенного перед законом является взяткодателем.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*