Процесс с ФСБ прошел бурно


Присутствовали: представитель истца, г-н Повышев, представитель УФСБ по Кировской области, представитель г-на Федотова — Антон Долгих и ваш покорный слуга как представитель Вятского Наблюдателя и журналиста Елены Овчинниковой. После краткого вступления выразившегося в заслушивании позиций истца и ответчиков, которая свелась к требованию опровержения и денег со стороны Д.Плюснина и к полному непризнанию иска — со стороны ответчиков, суд перешел к заслушиванию показаний эксперта Кировской ЛСЭ Минюста Журавлевой и самоназванного «специалиста» Лицаревой. Государственный эксперт был краток и понятен, чего нельзя было сказать о декане филфака ВятГУ.

Ее допрос продолжался более двух часов. Антон Долгих блистал. Выяснились удивительные подробности изготовления «заключения специалиста» Лицаревой по запросу о «назначении заключения специалиста УФСБ по Кировской области». «Специалист» затруднилась объяснить на основании чего именно она пришла к тем выводам, которые и содержаться в ее «заключении», большей частью ссылалась на свои знания в области русской словесности и огромный опыт. Выяснилось, что оказывается такие правовые понятия как «оскорбление», «честь», «достоинство» г-жа Лицарева понимает совсем не так и не в том смысле, который этим понятиям придается действующим законодательством. Ну оно мне и понятно, филолог — он и есть филолог.

Выяснилось (спасибо А.В.Долгих и его вопросам), что оказывается журналист Е.Овчинникова оскорбила честнейшего сотрудника УФСБ по Кировской области Д.Плюснина пересказав слова некоего осужденного гражданина Ермолаева о том, что г-н Плюснин совмещает службу в рядах борцов с коррупцией с некоей иной деятельностью, не вполне с этой службой связанной. Лично мной было обещано г-же Лицаревой (по согласованию с моими доверителями конечно) соответствующее заявление о привлечении ее к административной ответственности в ходе разбирательства по которому она безусловно сумеет углубить свои знания не только в области русской филологии, но и в области права. Может ей удастся на досуге ознакомиться с тем, что-же такое «оскорбление» и уяснить, что форма высказывания нелицеприятных мнений в этом случае крайне важна. Рассчитываю на то, что итогом для декана станет осознание того простого факта, что каждый профессионал хорош на своем месте и негоже филологу лезть в правовые вопросы.

После длительного допроса к материалам дела были приобщены два документа, рецензии на экспертное заключение Кировской ЛСЭ и «заключение специалиста» Лицаревой. В частности, как следует из рецензии ФГБУН «Институт русского языка им Виноградова» РАН, за подписью профессора, доктора филологических наук Л.П. Крысина следует, что г-жа Лицарева выстроила свое заключение абсолютно бездоказательно, при этом опираясь не на научные методики и источники, а на беллетристику не имеющую никакого отношения к филологии (книжки про белый и черный пиар, например). Текстик рецензии в понедельник выложу. В связи с длительностью процесса и пятничным днем — довести процесс до конца не удалось. В понедельник продолжение. Будет решаться вопрос о проведении «повторной» экспертизы. УФСБ хочет иметь второй шанс получить устраивающее их экспертное заключение. Ждем-с.

P.S. В очередной раз напоминаю для «филологов» в погонах ФСБ и пр. — все изложенное выше является исключительно моим мнением, основанным на непосредственном восприятии именно мной происходящего в ходе судебного заседания.

Теги:
Один комментарий
  1. Последний бойскаут
    Последний бойскаут 20.11.2016 17:42

    Мда… Еще один суперкадр пугачского ВятГУ…
    Хуже дуры может быть только дура со степенью и званием. Хуже дуры со степенью и званием может быть только упрямая дура, которая стоит на своем, даже когда ее глупость очевидна всем.
    А хуже упрямой дуры со степенью и званием только преступница, которая только прикидывается дурой, а на деле целенаправленно ваяет такие экспертизы. Настаиваю на том, Ян Чеботарёв, чтобы вы привлекли её хотя бы к административке